real2me (real2me) wrote,
real2me
real2me

Categories:

45 недель - или человек предполагает

1. Сама в садик?
2. Тварь или право имею?
3. Что там в почтовом ящике?

Эта неделя была полна сюрпризами, как приятными, так и не особо.

К приятным можно отнести: доказанную на практике готовность Алисы проводить в садике целый день без надзора родителей; сдачу при подтверждении водительских прав; легчайшее первое ДТП по пути на работу (едва двигаясь вперед в пробке и услышав стук сзади, я уже ожидал вызова полиции и сложных разборок, по факту же, машины совершенно не пострадали и оба водителя были счастливы продолжить свои черепашьи бега); и даже небольшой дождь как-то вечером, закончившийся прежде, чем Роза успела спуститься со второго этажа вниз.

Кроме этого в Динке внезапно проснулся внутренний кулинар и прочая домохозяйка, и вот уже второй день она что-то готовит или убирает. А сегодня даже сама приняла в гости одноклассницу, и они, судя по всему, прекрасно провели время.

К неприятным — поломку машины у Розиного дяди, отменившую визит Динки к прабабушке на выходных, и неожиданную, хотя и ожидаемую для ребенка, впервые пошедшего в садик, высокую температуру у Алисы. Сперва мы надеялись сдать кровь в приемном покое знакомой больницы и продолжить лечиться дома, но тут — новый сюрприз — врачи, опасающиеся за линию для питания, настояли на госпитализации, чем мы сейчас и занимаемся. Медсестры отмечают, как сильно Алиса выросла за полгода, а мы просто очень хотим все вернуться домой и продолжить ходить в садик, это куда веселее, чем сидеть в палате.

Немного подробнее про права и про больницу.

Учителя вождения мне передала с рекомендациями жена: колоритный дядька Давид в постоянных темных очках, лет шестидесяти с гаком, с серьгой в волосатом ухе, с бородой и длинным хвостом из седых волос, выгодно оттеняющим лысину. С хрипящим громким голосом, замашками провинциального артиста и неиссякаемым запасом типовых прибауток и старых анекдотов. Автомобиль с “автоматом” - почти новый Фольксваген Поло со “спортивным” 140-сильным мотором (140 — это со слов Давида, особой мощи лично я не почувствовал), красный с черными полосами по бортам и крыше, с красными вставками на руле, нелепым панорамным зеркалом в салоне, дополнительными зеркалами для парковки и кучей лишних кнопок и педалей.

Все первое занятие (еще в августе) он меня хвалил, не умолкая, говоря, что такого хорошего вождения он не видел никогда, бла-бла-бла. На волне восторга он сказал, что, по его мнению, к экзамену я готов почти сразу — и уехал в отпуск. Вернувшись, он устроил мне еще одно занятие, на протяжении которого постоянно ругал. Я слишком резко дергал рулем, слишком сильно включал “поворотник”, слишком сильно давил на газ, слишком поздно поворачивал, — да я буквально всё делал неправильно, и он во мне ошибся. Уже готовый к тому, что экзамен будет позорно перенесен на следующий век, я был поставлен перед фактом: экзамен в этот понедельник, в 9:40. Мой напарник и собрат Саша, подтверждающий права в последние дни “легального” года в стране, был поставлен перед тем же фактом. (Кстати, субъективно, водил он заметно слабее и неувереннее меня).

Парковка учеников окрашена в кроваво-красный и огорожена красными знаками, как обреченная волчья стая. Я приехал заранее, но в день экзамена оказалось, что сам экзамен назначен на после одиннадцати, а до этого мы успеем ещё пару уроков покататься. И мы поехали. Я снова почти всё делал неправильно: не достаточно явно смотрел в зеркала перед маневром, не достаточно прижимался влево при левом повороте с односторонней дороги на одностороннюю, недостаточно в двух корпусах останавливался до препятствия, пропуская встречные машины, излишне включал поворотники, “обгоняя” стоящие близко к перекрестку припаркованные автомобилю. По всему выходило, что если бы я сдавал Давиду, я бы ни за что не сдал. И хотя часть его “правил” казалась мне откровенно абсурдными, мне было дано понять, что экзаменаторы — те еще сволочи, и что сдать сегодня может помочь только нереальное везение.

А потом он ушел, а к нам с напарником в машину подсел загорелый и бодрый пожилой дядька, как было сказано, из йеменских евреев, проверил документы на соответствие лицам, сказал: “Don’t worry, be happy!” и “Poehali”. Давид его предупредил, что у нас “Иврит катан”, и что мы из России. И мы поехали. Он поторапливал меня, когда я нарочито пропускал встречное движение с их приоритетом, говоря, что места достаточно, а потом заскучал, достал телефон и стал по нему говорить. И говорил всё время до конца экзамена почти без перерывов. Не отрываясь от разговора, по-русски говорил “налево” или “направо”, потом жестами показал, что надо парковаться и меняться местами. Мне маршрут достался примитивный, почти все время по прямой, пропуск пешеходов и сужение дороги и левый поворот со второстепенной дороги из-за препятствия — не в счет. Напарнику повезло меньше, было много перекрестков и одна пробка. Думаю, сдали мы оба, так как поговорить по телефону экзаменатору не помешали. Вечером того же дня мне не смог дозвониться с результатами Давид, поэтому его любимая шутка про то, что “он должен меня огорчить, потому что учиться с ним мы больше не будем”, пропала впустую. Осталось забрать у него квитанцию для оплаты прав, которые потом доставят по почте.

Больница приняла нас привычно и не очень душевно. Удар первого дня и размещения пришелся по Розе.
Вечером с работы приехал я и предложил свои услуги на ночную смену. Предложение, к моему удивлению, было принято.

Знакомые медсестры и врачи щеголяли новыми прическами и новыми правилами: оказывается, кто-то где-то неправильно кому-то настроил капельницу, и выдал содержимое за час, вместо 10. Поэтому поступила инструкция: настраивать капельницы максимум на двухчасовые интервалы, и каждые два часа продлевать. Я понял, что спать мне придется много раз, но мало времени. К счастью, до полуночи произошла смена сестер, и вместо двух неуверенных, проверяющих друг друга девушек, появилась одна, уверенная, и проверяющая других. Она сразу установила капельницы на всю ночь до утра, но предупредила, что будет приходить каждые два часа с проверками. Так и делала, и проспал я, кажется, только один из ее визитов. А потом около 5 утра у Алисы поднялась температура до 38.5, мы дали ей Нурофен, и еще полчаса она засыпала, вопреки ужасно чешущимся ушам и животу. Утром проснулась без температуры, но с заметно опухшим лицом. Нурофен, вызвавший такую реакцию, был срочно заменен Парацетамолом. Засыпать смысла не было, и я поехал на работу, а девушки остались “капаться” едой и двумя антибиотиками.

Сколько времени придется там лежать, и какие еще сюрпризы могут произойти, мы не знаем и не загадываем.
Алиса несмотря на часто высокую температуру бодра и вообще молодец, и мы стараемся не отставать.

А в почтовый ящик ничего толкового не свалилось, ждем дальше.

Вопросы:
1. Новый ли старый год?
2. Все ли антибиотики одинаково полезны?
3. Можно ли отдохнуть, пока начальство в отпуске?
Tags: isr
Subscribe

  • Новый новый год - 7

    Краткое содержание предыдущих шести лет можно прочесть здесь: 1 , 2 , 3 , 4 , 5 , 6 2020-й год делает все, чтобы запомниться. Это мой…

  • Новый новый год - 6

    Краткое содержание предыдущих четырех лет можно прочесть здесь: 1, 2, 3, 4, 5. Привычки редко покидают нас навсегда. Чаще они либо…

  • Новый новый год - 5

    Краткое содержание предыдущих четырех лет можно прочесть здесь: 1, 2, 3, 4 Пока я готовился писать отчет про этот год, меня постоянно посещала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment